Платье-гимнастерка Л.И. Купрюшиной

Платье-гимнастерка Л.И. Купрюшиной

«Среди подлинных экспонатов хранится в музее эвакогоспиталя № 4864 гимнастерка Людмилы Ивановны Купрюшиной – старшей медсестры госпиталя. Армейская гимнастерка военных лет! Грубая ткань защитного зеленого цвета, выцветшая, полинявшая, она хранит следы от лекарств и крови, которые уже невозможно отстирать…

Эта гимнастерка прошла вместе с человеком трудный путь военных дорог. Но эта гимнастерка не только форма солдата, это еще и женская одежда, платье, которое сделало всех военных женщин похожими друг на друга… Война отняла у них не только возможность красиво одеваться, она отняла у многих из них самых дорогих и любимых людей, а у кого-то и саму жизнь!

Сестры милосердия! Война не была милосердна к вам. И вам приходилось не только спасать, но и отнимать чужие жизни. Женщина, носившая эту гимнастерку, испытала все, что может испытать человек на войне…

Всего за год до войны Людмила Ивановна Купрюшина вышла замуж. В 1941-м родилась дочь Лора. И в этом же году началась война. Муж ушел на фронт почти сразу, и больше она его не видела. С шестимесячной дочкой Людмила Ивановна была эвакуирована из Электростали. В городе Серове устроилась на работу в госпиталь.

Работа была тяжелой, но еще тяжелее было оставлять дома крошечную дочку, которую просто сажала на кровать и обкладывала подушками, чтобы не упала. Но когда Людмила Ивановна приходила домой, неизбежно находила Лору на полу, замерзшую, она отогревала ее под гимнастеркой.

2 февраля 1942 года Людмила Ивановна вернулась в Электросталь, узнала, что здесь формируется госпиталь, и сразу пошла в военкомат, просить назначение. Вскоре она стала старшей медсестрой формирующегося госпиталя.

Когда стали привозить первых раненых, все работали без сна и отдыха по двое с половиной суток. Людмила Ивановна так устала, что уснула прямо в отделении на кушетке. Пока спала, у нее украли часы – подарок мужа. Единственная вещь, напоминавшая о нем, пропала. Теперь оставалась только память, да маленькая дочка. Но надо было продолжать работать, спасать жизни, залечивать раны.

Путь госпиталя

В 1943 году госпиталь направили на фронт. Под Вязьмой приняли первое боевое крещение. Вязьма была узловой станцией по дороге на Витебск и Брянск. Фашисты были здесь очень злы. Станцию непрерывно бомбили. 50 самолетов по пять заходов обрушивали свои атаки на беззащитных людей. Здесь сосредоточились четыре госпиталя, из которых после бомбежки удалось собрать только два. Людмила Ивановна оказалась в другом госпитале №2051.

И снова дороги, трудности с размещением, продовольствием, медикаментами. Снова кровь, боль и страдания. И как награда – выздоровление и слова благодарности.

Людмила Ивановна вспоминает: «Понимаете, нас, медицинский персонал, бросали везде. Чаще всего работали мы под разрывы бомб и свист пуль. Выносили раненых с поля боя, а самым тяжелым делали пере вязки на месте. Вот случай был: нашли мы одного раненого, а у него газовая гангрена… хирургов никого не было. Я подумала, если мы оставим его, он умрет, а делать операцию – тоже, кто знает, вдруг умрет, но здесь был один шанс на жизнь. Мы решились… Моя подруга, Мария, взяла за ступню и приподняла ногу. Я надрезала мякоть до кости, и вдруг, подружка, как держала ногу, так с ней и упала. Когда мы пришли в себя, увидели, что кость на месте, а мякоти нет. Быстро сделали перевязку и все необходимое. Прилетел самолет, и его забрали. А через некоторое время он прислал нам письмо, в котором очень благодарил за спасение жизни. Это очень трогательно и приятно».

Но приходилось не только спасать жизни солдат. На войне — как на войне. Спасая себя, приходилось и убивать. Обратимся вновь к воспоминаниям Л. И. Купрюшиной.

«Было это в Закарпатье… Поселили меня к одной старушке. Один сын у нее был в Красной Армии, другой в банде Власова, находившейся вблизи от этих мест. Эта старушка готовила им продовольствие. Она меня стала уговаривать, чтобы я ушла, а то они могут придти в любую минуту. Но я подумала: «Что они мне могут сделать, ведь у меня пистолет». Когда я утром пошла умываться, вдруг сверху кто-то прыгнул мне на спину и начал душить. Я успела выстрелить, и он начал медленно сползать на пол. Вдруг вижу в окно: кто-то лезет на крышу, да еще с моим рюкзаком, где был паек и кувшин с маслом. Я тоже выстрелила и попала. Он свалился, потом вскочил и заковылял в сторону леса. На шум прибежали наши солдаты. Оказалось, что первый был сыном хозяйки, Я его убила, попав в сердце. Меня перевели на другую квартиру в целях безопасности. Когда наши бойцы прочесали местность, то нашли еще пятерых «власовцев», прятавшихся в избушке на краю леса. Вот видите, какая я живучая».

«Живучая» Людмила Ивановна Купрюшина – медицинская сестра – прошагала дорогами войны через всю Европу. 250 километров не доехал госпиталь до Берлина, его расформировали. Л.И. Купрюшина демобилизовалась и приехала в Электросталь, где ей пришлось заново строить свою мирную жизнь: закончить 10-ый класс, затем Московский стоматологический институт, трудиться и растить дочь.

Платье-гимнастерка – один из самых интересных и ценных экспонатов. Л.И.Купрюшина, передавшая ее музею, оставила много воспоминаний о войне, о госпитале. Ее уже нет с нами, но память о ней живет. Не распадается связь времен.

Слушая рассказ о жизни женщины, носившей гимнастерку, ребята имеют возможность как бы прикоснуться к тем далеким событиям, почувствовать свою сопричастность им. История страны, преломляясь в жизни конкретного человека, становится ближе, понятнее и дороже.

Многие страницы истории госпиталя еще не известны. Но судьба поколения, на чьи плечи легли тяготы военного лихолетья, обязательно изучается учениками, чтобы не разрывалась связь времен, чтобы не были забыты те, кто не жалея сил и самой жизни, отстоял в годы Великой Отечественной войны независимость России, ее будущее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.